ОРИОН

С миру по нитке...

Шилов писал по фото, но позировал настоящий Ким Филби

В честь легендарного разведчика Кима Филби сейчас проходит ряд мероприятий, инициированных СВР, и под стать им в среду в галерее на Знаменке покажут высоким гостям и широкой публике только что написанный портрет Филби кисти народного художника Александра Шилова. На презентацию ожидают директора Службы внешней разведки Сергея Нарышкина и вдову героя — Руфину Ивановну Пухову-Филби, которой недавно исполнилось 85 лет.

— Филби не первый разведчик, которого довелось написать, — рассказывает Александр Шилов, — я, как и многие послевоенные дети, очень любил разведчиков, был воспитан на их подвигах. И во мне жила мечта — познакомиться с настоящим разведчиком. И вот, уже будучи художником, я неожиданно встретился с великим, считаю, человеком — директором СВР до недавнего времени (до 2007-го), генералом армии Сергеем Николаевичем Лебедевым. Я как-то на приеме подошел к нему и говорю: «Давно хочу написать разведчика». Он ответил: «Предложение неожиданное. Надо подумать». И в результате мне порекомендовали выдающегося разведчика Геворка Вартаняна. 47 лет он был нелегалом! Я написал его портрет, по-человечески влюбился в него — деликатный, интеллигентный, очень скромный. К сожалению, несколько лет назад он ушел из жизни, его Путин провожал до могилы на Троекуровском кладбище…

Смотрите фоторепортаж по теме:

В Москве Нарышкину показали шпиона

38 фото

— Потом помню ваш портрет Блейка…

— Да, его мне тоже Лебедев предложил написать — разведчик, иностранец, к 42 годам английской тюрьмы его приговорили, когда, так сказать, разоблачили… но он оттуда бежал. Потом писал портрет Ботяна. За серию этих работ я получил Первую премию ФСБ, что для меня было неожиданно. В какой-то момент от имени Нарышкина мне предложили создать образ выдающегося разведчика Кима Филби, он был заместителем начальника контрразведки, передал нам почти тысячу сверхважных и секретных документов, помог приблизить нашему народу конец войны…

— Вы его писали по каким-то кинообразам, по фотографиям?

— Они мне, к сожалению, дали фотоматериал, хотя вообще-то по фотоматериалу я не работаю. Кстати, его вдова будет на презентации. Я к этому отношусь особенно трепетно, ведь все-таки жена! Мне важно, что она скажет.

— Как работа шла? Какие особенности?

— У него лицо очень умное, выразительное, он такой, видно, психолог был! Из интеллигентной семьи, его отец был профессором-востоковедом, издал много ученых трудов. Вот мы сейчас с вами говорим — я как раз последние штрихи делал. Ну как сказать? Естественно, я нервничаю, волнуюсь. Я даже взял одного товарища, контрразведчика, он мне позировал — для костюма, для достоверности. Более того, трубку настоящую взяли у жены, Ким Филби с трубкой любил быть… рукой ее держал.

— То есть позировал реальный человек?

— Ну конечно, костюм, поза, руку держал. А как же? Это всё детали, но вы же понимаете, как это все важно. Но самыми строгими судьями станут те, кто Кима Филби знал, кто с ним работал… и Руфина Ивановна. На презентации будут присутствовать представители спецслужб, также деятели культуры, мероприятие очень ответственное. А потом картина займет свое место в развеске «Они сражались за Родину»: там портреты Этуша, Розова, Матвеева, Бондарчука, самых разных людей. Тех, кто посвятил свою жизнь служению нашему государству.

 

Источник

Leave comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *.